Православные греки в Одессе(1)

Свято –Троицкому (Греческому) собору — 200 лет.

Православные греки в Одессе

Лекция, прочитанная Настоятелем Свято-Троицкого собора,

протоиереем Виктором Петлюченко

в Одесском филиале Греческого фонда культуры

19 февраля 2009 г.

 

ВВЕДЕНИЕ

Храм Божий, место молитвы, место встречи с Богом…

В Православии храм Божий — место, куда стекаются люди, чтобы предстать перед Создателем для славословия Его Святого Имени, для благодарения за Его неизреченные блага, для того, чтобы получить благословение.

О неизреченная благость и человеколюбие Божие! О богатство щедрот Его! За столь малый дар от Иакова — за один небольшой и простой камень, названный домом Божиим (Быт. 28,10-22), сколь великое ему воздаяние, сколь великие дары!

Мы же усмотрим отсюда, как приятно Богу созидание святых храмов. Ибо если один камень, поставленный в честь Его Иаковом, был для Него столь приятен, то сколь же приятнее Ему и незабвеннее созидание целого храма, сооруженного из многих камней! Храм Божий — это и училище благочестия и твердая стена защищающая от бед и напастей.

Для нашего благочестивого народа Божий храм есть место благодатного Божия присутствия, спокойствие и радость совести, тихое пристанище волнующихся в океане мира сего. Сюда прибегает обиженный и жалобу свою возносит к Господу. На этом месте является обремененный грехами и получает скорое облегчение. К этой Священной Трапезе прибегает тот, кто восходит к Будущей Жизни и желает насыщаться бессмертной Трапезой на Небе. «Один день во дворах Твоих лучше тысячи» (Пс.83,11).

В священном храме Бог уготовал нам различные отрады к совершению духовных дел. В нём мы приносим Вышнему свои молитвы и возвращаем Ему свои сердца такими, как они Им созданы. И потому дом этот называется «домом молитвы» (Мф.21,13). В нём открываем душевные раны свои Врачу душ и телес и исцеляемся Его благодатью; и потому храм называется духовной врачебницей. В нём совершаем духовный пир таинственного Причащения и утоляем тот голод души, который несравненно опаснее телесного; и потому жертвенник нашего приношения называется трапезой Господней. В нём успокаиваем дух, утомленный суетой мира сего, когда, войдя, слышим утешительное приветствие Отца Небесного: «Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные и Я успокою вас» (Мф.11.28).

Поэтому, естественно, наши предки, созидая Отечество, строя города и селения, думали в первую очередь о Доме Божием, о храмах Божиих, которые часто возводили прежде собственных жилищ. А сколько в мире было гонимых и обиженных! Нужда, опасность, голод и холод срывали людей с насиженных мест, заставляли покидать свою Родину и искать пристанище «на стране далече».

Более двухсот лет тому назад в северном Причерноморье утверждается Российская Империя. Строятся крепости и города и среди них Одесса, город на берегу Черного моря, ставший родиной для людей многих национальностей, среди которых греки-беженцы от турецкого геноцида, составляли большую часть православного населения.

В единоверной стране греки чувствовали себя в родном, естественном религиозно-этническом окружении. Они тоже начали свою жизнь в Одессе со строительства храма, греческого храма, язык, обычаи и обряды которого напоминали бы им о захваченной, но непокоренной Родине.

Так, практически, одновременно с основанием города в Одессе появляется и Свято-Троицкая церковь.

Основание Одессы

Господу Богу содействующу, объединенным отрядом из шести полков черноморских казаков и двух батальонов регулярной русской армии под общим руководством Иосифа де-Рибаса, в праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, 14 сентября ст. ст. 1789 года, была взята турецкая крепость Хаджибей.

В начале июня 1794 года на имя вице-адмирала Иосифа де-Рибаса был получен знаменитый рескрипт императрицы Екатерины II, датируемый 27 мая того же года, в котором содержалось повеление основать город на месте Хаджибея: Уважая выгодноположение Хаджибея при Черном море и сопряженные оным пользы… устроить тамо военную гавань купно с купеческой пристанью…» Рескрипт заканчивался знаменитыми словами: «Мы надеемся, что вы не токмо приведете во исполнение благое предположение наше, но, что ведая, колико процветающая торговля споспешествует благоденствию народному и обогащению государства, подщитеся, дабы создаваемый вами город представлял торгующим не токмо безопасное от непогод пристанище, но защиту, ободрение, покровительство… Придав в пособие вам инженер — полковника Ф. де-Волана, коего представленный план пристани и города Хаджибея утвердив, повелеваем приступить, не теряя времени, к возможному и постепенному произведению онаго в действие». Митрополит Екатеринославский и Таврический Гавриил (Банулеско-Бодони) (1793 — 1803гг.), в духовном окормлении которого находились земли Северного Причерноморья, в июне 1794 года прибыл в Хаджибей, чтобы благословить начатые работы. Съехались сюда, как на диво купцы, окрестные помещики и чиновники, представители Таврического и Херсонского генерал-губернатора графа Платона Зубова и Екатеринославского губернатора Хорвата.

Надлежало начертанный де-Воланом план города положить в натуральную величину на пустынную территорию Хаджибея, а у моря вбить первые сваи и заложить промежутки между ними камнями. Но, прежде всего, конечно надо было наметить места для храмов. В Хаджибее богослужение совершалось до того времени в полковой походной церкви при крепости.

22 августа 1794 года на центральной площади крепости царило праздничное оживление… Строились войска, сходились первые поселенцы. Перед иконами Спасителя и Божией Матери митрополит Гавриил совершает молебен с водоосвящением, благословив первый камень в основание города.

В едином молитвенном порыве, в обращении к Богу молятся воины, духовенство, миряне — будущие граждане, будущей Столицы Южного края, как впоследствии назовет наш город Святитель Иннокентий (Борисов) (1848 — 1857 гг.).

В начале 1795 года крепость Хаджибей получает новое имя — Одесса. Существует несколько версий о происхождении этого названия. Одну из них поддерживает потомок Иосифа де-Рибаса, Александр де-Рибас, считая, что название было предложено митрополитом Гавриилом (Банулеско-Бодони)», который будучи родом грек, знал хорошо о существовании на месте Хаджибея греческой колонии Одиссос» (7, с.9).

Императрица Екатерина II, по выражению составителя описания истории Свято-Троицкой церкви г. Одессы к 100-летию храма, ктитора Леонида Россолимо, «подобно Петру Великому, прорубившему, окно в Европу, сама на юге своей обширной империи прорезала не окно, а широкую дверь на юг и к Босфору… Эта дверь открыла широкий путь к южным морям, ко всем заселяющим побережье этих морей народам и племенам — через эту дверь проникла на юг и на восток громкая слава о великой славянской расе, носительнице Православия и всех священных заветов славянства» (22, с.6 ).

Последний в XVIII веке период массовой греческой колонизации связан с событиями русско-турецкой войны 1767-1774 годов и её последствиями. Как известно, во время этой войны греки активно участвовали в сражениях на стороне России. Это и так называемые «Спартанские легионы» под командованием капитана Стефана Мавромихали, и владельцы, и команды «крейсеров», которые на своих небольших судах смело шли в бой против могущественного, хорошо вооруженного и обученного турецкого флота. В 1770 -1773 годах греки участвовали в более чем 20 больших и малых морских сражениях с турками, среди которых наиболее значительным стало Чесменское (26 июня 1770 г.)

Греки и другие православные в ходе войны были организованы в так называемое «Албанское войско». Название войска является переводом турецкого слова «арнауты». Так турки называли не только собственно отечественных албанцев, но и воинские, главным образом охранные подразделения на турецкой службе, состоявшие из христиан, а также и нередко шкиперов на морских судах. Так в Одессе позже появились Большая и Малая Арнаутские улицы, посвященные грекам патриотам, внесшим свой вклад в основание Столицы Южного края. (Более подробно об этом можно прочитать в книге И. В. Сапожникова и Л.Г. Белоусовой «Греки под Одессой»).

10 июля 1774 года, за двадцать лет до основания Одессы, в Кучук-Кайнарджи, при заключении мира с Турцией Российская империя потребовала от Порты, что «христианский закон не будет подвержен ни малейшему притеснению, так как и церкви оного; ниже будет препятствовано к перестраиванию или направлению оных; люди же в них служащие, равным образом, не имеют быть оскорбляемы, ниже притесняемы» (Артикул 17, статья 2 Договора).

В начале 1780 года часть греков служивших в Албанском (Арнаутском) полку была переведена в Херсон, где тогда начались интенсивные работы по строительству Черноморского Флота. Греки хорошо зарекомендовали себя на этом поприще, потому в ходе следующей русско-турецкой войны 1787 — 1791 годов многие из них служили на кораблях под командованием адмирала Ф.Ф. Ушакова, гребного флота под началом И. де-Рибаса, а также на своих собственных «крейсерах» в составе Средиземного гребного флота под командованием Ламброса Качиота (Кациониса).

После небольшого отступления мы снова вернемся к первым шагам по основанию Одессы.

19 апреля 1795 года в именном указе, данном Екатеринославскому, Вознесенскому и Таврическому генерал-губернатору графу Зубову Екатерина II повелела, чтобы во главе греков-поселенцев был поставлен попечитель, в обязанность которого входило: обеспечение переселенцев пособием, сохранение их от притеснений и соблюдении в их обществе «мира, тишины и доброго согласия».

Императрица предложила на эту должность Колежского Ассесора, грека по национальности, Афанасия Кес-Оглу.

Вскоре после основания Одессы, по указу Императрицы Екатерины II попечителю греков полковнику Афанасию Кес-Оглу было передано 15000 рублей для обустройства греков, решивших поселиться в городе, и 19 апреля 1795 года — 2000 рублей для строительства церкви Святой Троицы для греков, которую планировалось построить за три года (28, с.308)

В 1795 году адмиралом де-Рибасом в Одессу был приглашен митрополит Екатеринославский Гавриил (Бонулеско-Бодони), который и заложил первый камень в фундамент новой церкви на пересечении Екатерининской и Троицкой улиц. Церковь быстро строилась. Большую лепту в сооружение храма внес Кес-Оглу, который осуществлял контроль над строительством и, кроме того, жертвовал значительные средства на это благое дело. В 1799 году Афанасий Кес-Оглу скончался и постройка храма, стены которого были возведены уже до половины, остановилась.

При церкви был построен небольшой молитвенный дом, возле которого позднее был похоронен А. Кес-Оглу. 10 мая 1799 года, Экзархом митрополитом Гавриилом был рукоположен в священнический сан и назначен в Троицкий молитвенный дом Иоанн Родеус.

В последствии, при дальнейшем расширении города, молитвенный дом был заменен временной деревянной церковью, построенной на сумму 1900 рублей, собранную в российских городах архимандритом Дионисием (Делаграматом) (17, с.4). Из дохода получаемого этой церковью предполагалось окончить строительство будущей каменной церкви.

В 1803 году греки, проживавшие на северном форштадте, пожелали построить еще одну церковь — Сретенскую, которая была бы расположена на бывшей Северной площади (ныне Греческой). По распоряжению дюка де- Ришелье было отведено избранное место, прислана благословительная храмозданная грамота от архиепископа Новороссийского Афанасия (Иванова). 4 марта 1803 года греческое общество, в количестве 30 человек, поднесло герцогу составленный ими акт, в котором обязались — для строительства Сретенской церкви вносить от всякой четверти пшеницы, отпускаемой за границу, по 2,5 копейки. Уже были закуплены строительные материалы, начаты предварительные работы, когда возникшие противоречия между греками северного и южного форштадтов вынудили архиепископа отменить свое благословение, и строительство храма было приостановлено. Вместо него, по совету архиепископа, в 1804 году была заложена нынешняя каменная греческая церковь, рядом с прежней деревянной. Первый камень в основание храма 29 июня заложил архиепископ Новороссийский Афанасий. Начатая еще в 1795 году попечителем Кес-Оглу на конце южного форштадта церковь, была разобрана. Новая церковь строилась по проекту, разработанному городским архитектором Францем Фраполли, который прибыл в Одессу в 1800 году по приглашению де-Волана и работал над проектами различных, хозяйственных и общественных зданий вплоть до 1816 года.

В июне 1803 года, прихожанами временной церкви, через уполномоченного Николая Папандопуло, было возбуждено ходатайство о разрешении им, взамен достройки первоначально заложенной церкви, построить новый храм на месте, где находилась временная церковь, но не на углу квартала, а по середине его (на том же самом месте, где он и по ныне стоит). Ходатайство местных греков было удовлетворено и Именным Высочайшим Указом от 1 сентября 1803 года дано разрешение приступить к перенесению строительного материала на новое место. Благословением и Указом за № 561, от 24 марта 1804 года Преосвященнейший Афанасий, Архиепископ Екатеринославский постановил заложить на месте временной Греческой церкви, новую каменную церковь имени Святой Троицы.

Закладка Свято-Троицкой церкви состоялась 29 июня 1804 года.

В сентябре 1807 года строительство каменной церкви с главным престолом во имя Пресвятой Троицы было закончено. В первоначальном виде храм имел продолговатую форму, в виде базилики.

В феврале 1808 года благочинный Одессы, священник Петр Куницкий доложил Екатеринославской Духовной Консистории о готовности для освящения новопостроенного храма Святой Троицы. Тогда же архиепископ Екатеринославский и Таврический Платон повелел сообщить прихожанам свою резолюцию: «Освящение сей церкви, предоставляю себе лично к весне, когда Бог благословит» (28, с.309)

Освящение храма состоялось весной 1808 года. Первое богослужение в храме возглавлял архиепископ Екатеринославский и Таврический Платон (Любарский).

Большая заслуга в созидании храма принадлежит первому настоятелю священнику Иоанну Родеусу. Родился он в 1771 году в дворянской семье. С 1801 по 1803 годы был членом Консисториального суда. Строительство храма стало главным делом его жизни. 29 ноября 1806 года он был «почтен Аттестатом о построении Греческой церкви и присоединении к приходу иностранных единоверцев».(35, с. 4)

Из формулярной ведомости о состоянии приходской жизни в Свято-Троицкой Греческой церкви за 1808 год: » Протоиерей Иоанн Антонов сын Родуес, 38 лет, дворянский сын, в чтении и пении искусен; в семинарии не обучался. Происходит из беломорских греков (так одно время называли Мраморное море). Произведен (рукоположен) во священника Преосвященным Гавриилом, бывшим Екатеринославским в 1799 году к сей Греческой церкви. 1803 году пожалован от Преосвященного Афанасия архиепископа набедренником. В 1808 году произведен в сан протоиерея Преосвященным Платоном, архиепископом Екатеринославским, Херсонским и Таврическим. На чин протоиерея грамоту имеет. У него имеется три сына: Константин (11 лет); Антоний (5 лет); Александр (2 года)»(там же).

В указанном формуляре сохранился список клира храма в год его освящения: » иерей Афанасий Пулакий (48 лет); диакон Карп Петров (25 лет), (которого рукоположил архиепископ Платон во диакона в день освящения храма 28 мая 1808 года); стихарный дьячек (псаломщик) Эммануил Сурмели (21 год), а также стихарный пономарь Димитрий Сулисанов ( 28 лет)».

1816 года отец Иоанн Родеус получил от граждан Одессы «свидетельство об открытии (описании) заразы и избавления от неё жителей города»; 14 апреля 1817, по представлению митрополита, Экзарха Кишиневского и Хотинского, награжден камилавкой; 31 марта 1818 года за усердное служение, честное поведение, за попечение и украшение церкви, награжден палицей. В 1821 году, по представлению духовного начальства и военного губернатора дюка де-Решелье, награжден наперстным крестом. С 1812 по 1828 годы, по указу Святейшего Правительствующего синода протоиерей Иоанн Родеус был благочинным над духовенством в Болгарских колониях; удостоен награждения Бронзовым Крестом в память 1812 года.

В течение многих лет первый состав причта Греческой церкви оставался почти неизменным.

Приближалось великое время освобождения Греции от турецкого господства. В Одессе создается тайное общество греков-патриотов » Филики — Этерия» (Общество друзей). Троицкая церковь Одессы становится сердцем возрождающегося греческого патриотического движения. В книге «Фонд греческой культуры», выпущенной в Афинах в 1993 году, обряд посвящения в тайное общество описывается следующим образом: «Новый член становился на правое колено около святого алтаря и крестился, потом он благоговейно целует икону, прикасается правой рукой к ней и зажигает свою свечу».

В одесском храме Святой Троицы происходили встречи этеристов. Церковь, как идеальное убежище, предоставляла свои помещения для тайных встреч, а сами священники, не вступая непосредственно в тайную организацию, всемерно ей помогали во всех важных моментах её работы. Здесь они договаривались о местах своих собраний.

В апреле 1820 года тайное общество возглавил видный греческий патриот генерал-майор российской службы Александр Ипсиланти.

22 февраля 1821 года князь Александр Ипсиланти, в сопровождении своих братьев Георгия и Николая, а также других «этеристов» переходят реку Прут и вступают в Яссы. 24 февраля того же года А. Ипсиланти обратился с воззванием к греческим мужам, которые находятся в Молдавии и Валахии.

Посетив Одессу в 1821 году, А.С. Пушкин писал: «В Одессе все мысли греков устремлены к одному предмету — на независимость Отечества. В лавках, на улицах, трактирах — везде собирались толпы греков; все свое имущество продавали за ничто , покупали ружья, сабли, пистолеты… все шли в войско счастливого Ипсиланти… как это прекрасно!»

«Придите, — призыал патриарх Константинопольский Григорий V,- возьмите свет из лампад возженной за веру и отечество, и возвестите всем племенам, что голос мой, есть голос самого Господа Вседержителя»

Церковь, ставшая первой усыпальницей великомученика Эллады Патриарха Григория V, замученного турками 10 апреля 1821 года с того момента получила особое значение для греческих патриотов. В этом храме покоился тот, кто для эллинов той эпохи был самым дорогим и святым, внушая им еще больше любви к своей родине и еще больше энергии в борьбе за освобождение от ненавистного ига.

50 лет — с 1821 по 1871 год — святые мощи священномученика Григория V, патриарха Константинопольского пребывали в Одесской Свято-Троицкой церкви. После завершения русско-турецкой войны честные мощи священномученика покинули Одессу и были перевезены в Грецию, в Афины, но память о патриархе мученике продолжает жить в сердцах православных одесситов.

Расцвет Одесской Свято-Троицкой церкви приходится на 1821 — 1870 гг. Период, когда число прихожан храма все более увеличивалось. Все это время, особенно же, сразу же после погребения героя Греции — патриарха Григория V, с 1821 года, храм святой Троицы постоянно расширялся и благоукрашался. В 1839 году, был пристроен правый придел церкви в честь Благовещения Пресвятой Богородицы и 31 марта 1840 года, в нем начались богослужения.

В 1874 году стараниями настоятеля храма архимандрита Евстафия (Вулизмаса) было возбуждено ходатайство о разрешении на пристройку к храму с левой стороны, на месте, где находился чтимый греками образ Святителя Спиридона и где в течение 50 лет сохранялся прах священномученика Григория V, патриарха Константинопольского. Благословение было получено. Придел во имя св. Великомученика Димитрия Солунского, Мироточивого сооружался на средства, пожертвованные Григорием Маразли из денег, пожертвованных его покойным дядею Димитрием Феодориди в сумме пять тысяч рублей серебром. Так как стоимость пристройки этого придела обошлась в две тысячи рублей серебром, то оставшаяся сумма была израсходована на покраску и позолоту всего храма и трех алтарей.

3 февраля 1875 года архиепископ Херсонский и Одесский Леонтий (Лебединский) освятил северный придел Свято-Троицкого храма. После освящения архипастырь обратился к молящимся с проникновенным Словом, в котором, в частности сказал: «Потщимся же жить и действовать на земле так, чтобы, когда отойдем, по воле Божией, от мира сего в вечность, память о нас была действительно вечная, — блаженная и упокоение со святыми в царствии Божием, небесном, нескончаемом. Аминь» (29, с. 95).

В 1900 — 1908 годах заботами отца настоятеля и жертвенностью прихожан были перестроены купол и колокольня; храм расширен и удлинен с западной и восточной сторон; произведен внешний ремонт. Кроме того, была переставлена ограда на каменном цоколе, заасфальтирован тротуар и дорога перед храмом, установлено снаружи и внутри электрическое освещение.

В 1908 году вся Одесса праздновала столетие освящения Свято-Троицкой церкви. Вот как описывает современник это торжественное событие:

«По случаю этого редкого церковного торжества Божественную литургию и молебствие совершал в Свято-Троицкой церкви Высокопреосвященнейший Архиепископ Димитрий в сослужении отца Ректора семинарии, греческого и соборного духовенства. Церковь была полна молящимися. На молебне присутствовали Одесский генерал-губернатор и градоначальник И.Н. Толмачев, помощник градоначальника г-н Набоков, Греческий Генеральный Консул г-н Комбоселли, городской Голова Н.И. Моисеев и др.

Перед началом молебна Архипастырь обратился к молящимся с глубоко назидательным словом, в котором указал на обычай в эти дни юбилеев обозревать прошлое, поучаться и назидаться его событиями и историей. Празднуя столетие греческого храма, построенного для религиозных нужд греческого населения города Одессы, естественно обратиться нашими воспоминаниями к отдаленному прошлому греческих поселенцев в России. Сношение греков с теми областями побережья Черного моря, которые занимает теперь Россия, началось не 100 лет тому назад, а гораздо раньше. Оно теряется в глубине веков, в той именно поре их, когда история переплетается с мифологией. Сказочные путешествия Язона и аргонавтов, стремившихся на север за золотым руном, — вот первые попытки греков, облеченные туманом мифологии, проникнуть в нашу страну за неисчерпаемым ея богатством. 100 с лишком лет тому назад эти события, сопряженные прежде со страшными опасностями переселения на северо-восточные побережья Черного моря, получают характер правильной организации. Греки переселяются к нам в Россию спокойно и безбоязненно, уже не только за золотым руном, а за золотым зерном русской пшеницы, которую они избирают главным предметом своей торговли с европейскими рынками. Наше правительство с радушием и истинно русским гостеприимством приняло этих переселенцев тем более, что они давно были близки нам по духу: по религии и вообще по культуре, которая вместе с принятием христианства была у нас по преимуществу — греческая…

Нынешний праздник 100-летия вашего храма есть вместе с тем праздник мирного, христиански братского единения греческого населения города Одессы с русским. Это духовное братское общение особенно глубоко чувствуется и сознается при совершении богослужения, как это было, например, в сегодняшний день молитвы и песнопения, произносимые нами на древне-греческом и древне-русском славянском языках при возношении Бескровной Жертвы, служат наилучшим показателем того духовного родства, какое существует между двумя великими нациями — русскою и греческою. Да укрепляется же и да процветает христианский мир и любовь между нами во вся дни! Да объединятся между собою в братской любви все народы, и да исполнится великий завет Христа и спасителя нашего: и будет едино стадо и един пастырь» (Иоанн 10,16) (28, с.311).

Все то, что составляет славу и красоту Одессы сегодня, создавалось нашими предшественниками, людьми разных национальностей, преданно и бескорыстно служившими городу. Судьбы греков, которые нашли свою вторую родину в Одессе, неразрывно связаны с церковью Святой Троицы. Именно она, на протяжении всей истории города, стала центром, вокруг которого объединились представители греческой интеллигенции, стремившиеся сохранить свою культуру и самобытность. Среди прихожан храма было немало людей, сделавших большой вклад в развитие города. Имена Григорий Григорьевич Маразли, Дмитрий Спиридонович Инглези, Родоканаки, Александр Матвеевич Маврокордато и других греков, прославившихся своей благотворительной деятельностью, история сохранила до нашего времени.

Одной из самых интересных личностей среди них был видный общественный деятель Григорий Григорьевич Маразли.

Григорий Григорьевич Маразли родился 25 июля 1831 году. Грек по национальности, одессит по происхождению. По имеющимся архивным документам Григорий Григорьевич Маразли принял таинство Крещения в Свято-Троицкой греческой церкви 27 июля 1831 года. Восприемником был его дядя, проживающий в Одессе купец одесской 1-й гильдии Димитрий Феодорович Феодориди. Свое первое образование он получил в пансионе Кнери, затем окончил Ришельевский лицей. Свою административную деятельность начал на Кавказе. Прожив затем долгое время в Париже, он прибыл в Одессу, и был назначен чиновником по особым поручениям при местном генерал-губернаторе. С 1867 года посвятил себя городской общественной деятельности

В 1873 году Григорий Григорьевич Маразли был избран членом городской управы и заместителем городского Головы, а 19 сентября 1880 года он избирается городским головой. Все силы свои он направил на благо родной Одессы. Благодаря щедротам своего избранника Одесса обогатилась многочисленными благотворительными учреждениями. На его средства строились и благоукрашались храмы, особенно Свято-Троицкий, получивший наименование — греческий.

В 1885 году состоялась закладка Александровского парка (ныне городской парк им. Т.Г. Шевченко), был открыт памятник А.С. Пушкину, сооружено здание городского театра, При нем состоялось открытие памятника — колоны императору Александру II в одноименном городском парке.

В феврале1897 году Маразли оставляет должность городского головы. Одесситы встретили это сообщение с чувством глубокого сожаления, так как в лице Григория Григорьевича город лишался высокогуманного, безукоризненно честного и редкой щедрости общественного деятеля, который в течение 17-ти лет с честью и достоинством был любимейшим представителем города.

Умер Григорий Григорьевич Маразли 14 мая 1907 года. Среди многочисленных бумаг была найдена записка следующего содержания:

«если со мной что-либо случится, то желаю, чтобы было исполнено следующее: объявления в газеты о моей смерти пустить самые простые: «такой-то скончался, тогда-то панихиды». Похоронить на Старом кладбище без приглашений. Могила должна быть такая же, как у Степана Степановича (Сафонова). Надпись на могиле должна быть простая: » Г.Г. Маразли, родился тогда-то, умер тогда-то». Хоронить меня не в мундире, а во фраке — просто. Бедным раздать 1000 рублей. Наследникам моим помнить о бедных. Если не успею покончить, что предпринял, то наследники должны окончить. Что касается всего прочего, то об этом имеются особые бумаги. Надеюсь, никого не забыл». Все это в точности будет исполнено, кроме одного. греческая колония и представители церкви, ввиду его особых заслуг, пожелали похоронить его в Свято-Троицкой греческой церкви.

15 мая 1907 года газета «Одесские новости» писала: «Свято-Троицкую церковь со вчерашнего дня начали украшать внутри и снаружи траурными материями. Там под церковью приготовлена особая комната для временной усыпальницы, где останки покойного будут находиться до сооружения склепа в церкви».

На следующий день эта же газета сообщала: «С Соборной площади процессия отправилась по Греческой улице на Александровскую площадь («Греческий базар»), где была совершена лития у маленького дома № 17, приобретенного впервые отцом Г.Г. Маразли: в нем, говорят, родился покойный. Дом этот подарен покойным греческой Свято-Троицкой церкви. Гроб временно помещен в церковной усыпальнице, а затем через два месяца будет перемещен для погребения в специальный склеп, который будет сооружен в той же Греческой церкви. После краткой литии гроб накрыли двойной крышкой и через особо устроенное отверстие внесли во временное помещение. Небольшая комната вся задрапирована коврами и траурной материей. Она находится под левым приделом церкви и оборудована для временного склепа весьма искусно архитектором Ю.М.Дмитренко».

16 сентября 1907 года в газете «Одесский листок» было напечатано сообщение: » Останки скончавшегося т.с. Г.Г. Маразли — как у нас сообщалось — до устройства склепа при Греческой церкви покоилось в особом помещении. Вчера, в 10 часов утра тело предано было земле у здания церкви, После совершения заупокойной литии духовенством Свято-Троицкой церкви, гроб, усыпанный живыми цветами и венками, опущен был в могилу при пении хора певчих. На похоронах присутствовали: вдова покойного Ф.М Маразли, племянницы — графиня З.С. Тиздель и М.С. Толстая, барон Фредерикс, А.С. Софонов, семья К.Э.Андреевского и много друзей и знакомых покойного. На месте упокоения Григория Григорьевича, по проекту арх. Ю.М. Дмитренко — будет сооружена часовня. Вчера после похорон немедленно приступлено было к устройству каменной арки над могилой».

В первую годовщину кончины Григория Григорьевича Маразли 15 мая 1908 года в газете «Одесские новости» было помещено сообщение: «В Греческой церкви у могилы покойного была отслужена панихида… В непродолжительном времени будет приступлено к сооружению часовни над могилой Г.Г. Маразли».

Из всего вышеприведенного можно сделать вывод, что тело Г.Г. Маразли было захоронено возле здания Свято-Троицкой церкви 15 сентября 1907 года. После похорон приступили к сооружению каменной арки над могилой. Но после смерти А.С. Софонова, последовавшей 6 ноября 1908 года в Ницце, часовню могли вообще не поставить. Об устройстве часовни пока не найдено никаких данных.

 

Година лихолетий

Приближался 1917 год … Наступало смутное время в нашем Отечестве.

В жизни каждого народа есть время, которое с огромной разрушительной силой, находясь во власти князя тьмы, уничтожает святое достояние страны. В идеологическом богопротивном угаре силы зла пытались победить, зачеркнуть, вытравить из памяти народной и героическое прошлое, и трудное настоящее. Началась гражданская война, война братоубийственная и жестокая. Коснулась она всех окраин Руси. Пришла она и в Одессу. Коснулась она духовенства и прихожан нашего храма.

В 1936 году Свято-Троицкая церковь была закрыта безбожниками.

Остается пока неизвестной судьба богатого убранства храма, драгоценных икон. Не сохранились сведения о том, кто дал указание, и кто его исполнил: разрушить и уничтожить захоронения в Греческой церкви. Похоронены в ней были, как мы знаем, люди известные — патриоты нашего города-героя Одессы.

В Одесском Архиве сохранился важный документ начала смутного времени: 18 ноября — 18 декабря 1919 года (Ф. № 37 оп. №2 Ед. хр. №7412 ЛЛ 401 ОДА) «О похищении из Греческой Свято-Троицкой (Церкви) мраморной гробницы в Бозе почившего Вселенского Патриарха Григория V, наперстного креста и панагии».

Кто же разрушил гробницу? Узнаем ли мы это? В любом случае ныне мы, православные христиане должны благодарить Бога за Его великие милости к нам: гробница патриарха Григория V восстановлена.

25 марта 1997 года, в праздник государственной независимости Греции, в Свято-Троицкой (Греческой) церкви состоялось событие имеющее большое значение, как в церковной, так и в государственной жизни, в русле международных отношений. В этот день состоялось освящение гробницы священномученика Патриарха Григория V искусно сделанного греческими мастерами в Афинах. Чин освящения возглавили митрополит Дамаскин и митрополит Агафангел в сослужении экзарха Александрийского Патриарха архимандрита Геннадия (Арнаутелиса) , архимандрита Алексия (Гроха) и священнослужителей храма.

Потомкам безбожников разрушителей нужно молиться о даровании прощения нашему народу за громадные разрушения и попытку уничтожить Православие на Руси. Этому не бывать никогда — Православие — это жизнь нашего народа.

Заканчивались 30-е годы ХХ века. В 1939 году началась Вторая мировая война.

22 июня 1941 года, в праздник Всех святых в земле Российской просиявших война пришла в нашу страну, в наш город, в каждый наш дом.

Началась Великая Отечественная война… Тяжелое военное время… Вспомним… К лету 1941 года практически вся Европа лежала у ног нацистской Германии и её союзников, среди которых была и Румыния. В октябре Одессе начался период нацистской оккупации.

Перед войной советской властью в Одессе были закрыты, уничтожены или превращены в спортзалы, склады и т.д. все (без исключения) храмы.

После прихода в Одессу румынских войск в городе была образована Румынская духовная миссия (РДМ), которая размещалась по адресу: Александровский проспект, 6. Основной задачей РДМ было налаживание православной жизни, открытие храмов, а, в конечном счете, организация епархии Румынской православной церкви в одесском регионе. С точки зрения Канонического права, Румынская православная церковь — составная часть Православия, куда входит и Русская православная церковь, не могла вмешиваться во внутреннее устройство и жизнь Церкви-Сестры. Но то была война… В Советском Союзе безумные гонители Христа и Его последователе к началу войны в Одессе сделали мощную попытку ликвидировать веру в Бога. Репрессиями и насилием они насаждали безбожие, в ослеплении и идеологическом угаре полагая, что, уничтожив храмы и священнослужителей, они добьются победы. Забыли гонители Православной Отеческой веры, что пытались уничтожить корни древа жизни Отечества.

Наступил грозный час бить в набат, а колокола разбиты, да и колокольни взорваны; призывать встать на защиту Родины, а слов, объединяющих и доходящих до души одурманенных постоянной безбожной агитацией нет. Хотели бы вернуться к тем временам, когда Церковь была духовным щитом на страже рубежей нравственности, духовности и государственности, а силы благодатной Божественной нет. Поэтому совершенно неслучайно именно от Русской православной церкви прозвучал призыв стать на защиту Родины от иноземных поработителей. «…Наши предки не падали духом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге перед Родиной и Верой и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы православные, родные им по плоти и по вере… Церковь Христова благословляет всех православных на защиту нашей Родины» (из обращения митрополита Сергия (Страгородского), будущего Патриарха Московского и всея Руси к «Пастырям и пасомым Христовой Православной церкви». (36, с.79) Оглашено 22 июня 1941 года в праздник Всех русских святых).

Но большинство храмов в Советском союзе были закрыты. Кто услышал этот призыв?

Душа православного воина просыпалась, пробивалась из-за атеистических духовных ограждений. Вот какое письмо было найдено в шинели погибшего русского солдата ( после Второй мировой войны опубликовано в одном из зарубежных изданий):

Послушай, Бог… Еще ни разу в жизни

с Тобой не говорил я, но сегодня

мне хочется приветствовать Тебя.

Ты знаешь, с детских лет мне говорили,

что нет Тебя. И я, дурак, поверил.

Твоих я никогда не созерцал творений.

И вот сегодня ночью я смотрел

из кратера, что выбила граната,

на небо звездное, что было надо мной.

Я понял вдруг, любуясь мирозданьем,

каким жестоким может быть обман.

Не знаю, Боже, дашь ли Ты мне руку,

но я Тебе скажу, и Ты меня поймешь:

не странно ль, что средь ужасающего ада

мне вдруг открылся свет и я узнал Тебя?

А кроме этого, мне нечего сказать,

вот только, что я рад, что я Тебя узнал.

На полночь мы назначены в атаку,

но мне не страшно: Ты на нас глядишь…

Сигнал. Ну что ж? Я должен отправляться.

Мне было хорошо с Тобой. Еще хочу сказать,

что, как Ты знаешь, битва будет злая

и, может, ночью же к Тебе я постучусь.

И вот, хоть до сих пор Тебе я не был другом,

позволишь ли Ты мне войти, когда приду?

Но, кажется, я плачу. Боже мой, Ты видишь,

со мной случилось то, что ныне я прозрел.

Прощай, мой Бог, иду! И вряд ли уж вернусь.

Как странно, но теперь я смерти не боюсь!»

Но вернемся в Одессу конца 1941 года…

Вопросами открытия храмов в Одессе занялась РДМ. Смутные и отрывочные сведения о том периоде не позволяют четко восстановить события вокруг Греческой церкви Святой Троицы. Воспользуемся же теми отрывочными сведениями в одесских газетах времен оккупации, а также устным преданием, записанным со слов прихожан, сохраняющих в своих семьях святую историю, святых, священных для одесситов мест — храмов Божиих.

«Одесская газета» № 2 30.11.1941 г. писала: «В ближайшее время предполагается открытие целого ряда церквей:

Кафедрального собора пророка Илии в помещении бывшей Ильинской церкви;

Церкви Николая Угодника, ул. Внешняя, 74;

Григория Богослова, ул. Старо-Портофранковская;

Всех скорбящих Радосте (Стурзовская богадельня) на улице Базарной угол Белинского;

У дома трудолюбия на Пересыпи;

Бывшей Полковой в Дюковском саду;

Благовещенской на Хуторской

Церкви на 16-ой станции Большого Фонтана;

Нижнего храма Успенской церкви на ул. Михаила, (ныне Преображенская);

Успенской церкви, на ул. Адольфа Гитлера (ныне проспект Мира);

Армянской церкви;

Католического костёла.

Продолжают совершаться богослужения в церквах: Воздвиженской и Рождества Богородицы на слободке; Кладбищенской на Новом кладбище; Казанской на Пересыпи.

Первое упоминание о богослужениях в Греческом храме мы находим в «Одесской газете» за ноябрь 1941 года о передаче храма Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ), которая вместе с РДМ занялась открытием православных храмов. На основании этой заметки в «Одесской газете» можно сделать вывод, что Румынская церковь времен войны сотрудничала с раскольнической группировкой украинских самосвятов.

Воскресная школа

.

Православный календарь

.

Неделя 15-я по Пятидесятнице

Виртуальный 3D тур по Собору

.

Ответы настоятеля

Обновления фотогалереи

.